"Отец казахстанской нации точно прочувствовал этот момент....."

Рубрика: 

А.Караваев: IX саммит тюркских государств: дефицит обсуждаемых тем или свойство формата?

Девятый по счету саммит тюркских государств, после образования ТЮРКСОЙ в 1992 году, оказался вторым подобным в Азербайджане. В 2000-м, когда Баку принимал тюркских президентов, оптимизм относительно перспектив совместной координации постсоветских тюркских государств еще не угас. Но уже тогда бакинские встречи не смогли придать особого импульса "тюркскому движению". Возможно, поэтому встречи лидеров тюркского мира стали проходить нерегулярно. На этот раз саммит недосчитался президентов Узбекистана и Туркмении. Впрочем, для них уже стало традицией не ездить на региональные саммиты, если их очень сильно об этом не попросят, в частности из Москвы. Игнорирование нахичеванского саммита в этом же ряду. Позитивного смысла в этих политических жестах никакого, политического капитала тоже ноль.

Каковы специфические задачи "тюркского мира" в приложении к актуальной политике стран участников? Идея "тюркского единства" в своем практическом измерении напоминает блуждания вокруг современного "евразийства". Если "евразийскую" идею можно перевести как - единое пространство, регулируемое российскими социально-политическими и гуманитарными стандартами. То тюркская формула схожим образом сводится к идейному оформлению политико-экономического продвижения Турции в тюркоязычный постсоциалистический мир.

Оба процесса необходимо понимать с поправкой на интересы участников, главным из которых в обоих случаях является Казахстан. Но практическое "евразийство", обладающее значительно большими амбициями и достигшее определенных успехов за последнее десятилетие, обременено комплексом взаимных экономических обязательств. Кроме того, если сравнивать "тюркский мир" с "евразийством", то, опять же, в практическом смысле, первый имеет сравнительно меньший объем конфликтного политического наследства, в сравнении со вторым. Элементы тюркского процесса имеют менее антагонистический характер. Его участники не обременены постимперским колониальным прошлым, исподволь действующим на политическую элиту стран СНГ в отношении к России. Но в обоих случаях, и Турцию и Россию (о них необходимо говорить отдельно) постигло разочарование, "малые партнеры" после схода волны романтизма 1990-х оказались не столь идеалистичны по отношению к инициаторам этих доктрин. Вследствие этого известное политическое содержание растаяло, предоставив место чисто образовательной и гуманистической повестке. Нынешний девятый саммит как раз и подчеркивает необременительный характер тюркского сотрудничества. Как оказывается некоторым лидерам СНГ даже такой формат общения неинтересен.

Главный плюс тюркского процесса для его инициаторов, на мой взгляд, состоит в том, что его культура реально работает в плоскости политики: например, ссылки на кровно-родственные основы в семье тюркских наций из уст турецких лидеров звучат гораздо органичнее и убедительнее нежели разговоры о евразийском братстве из уст российских лидеров. Впрочем, результата эти красивые разговоры приносят мало. Более основательно отличия от "евразийства" и "славянского братства" наблюдаются когда мы оцениваем потенциал тюркского мира исходя из его южного окружения. Именно по тюркскому миру проходит та самая граница между Востоком и Западом, о которой часто рассуждают в приложении к России. Светская национальная парадигма, укорененная Кемалем Ататюрком - своеобразный мост на Запад для народов следующих этим принципам, "тюркизм" является ментальной привязкой к более модернизированному социальному конструкту, нежели ислам. В этом основной плюс и оправдание тюркского процесса. И, наконец, еще один небольшой плюсик - тюркский саммит сам по себе позитивный повод для встреч на высшем уровне для президентов тюркоязычных стран.

Поэтому на формальной стороне этого мероприятия вообще можно не останавливаться. Отметим лишь, что Ильхам Алиев предложил создание Фонда организации ТЮРКСОЙ для аккумулирования средств, необходимых процессу межкультурного диалога и восстановления памятников старины. А Нурсултан Назарбаев в своем докладе предложил создать парламентскую ассамблею тюркоязычных стран, а также Совета старейшин. Естественно в ходе саммита эти идеи поддержали, президенты подписали заранее подготовленное соглашение о создании Совета сотрудничества тюркоязычных стран (Тюркский совет). Серьезные разговоры президенты, очевидно, вели на другие темы. Алиев и Назарбаев в Баку говорили о Каспии, а в Нахчеване Алиев обсуждал с турецким коллегой ситуацию с армяно-турецким сближением, Абдулла Гюль сделал ряд важных заявлений направленных всемирной армянской диаспоре.

Центральный акцент и замысел саммита был расшифрован опытнейшим и старейшим из собравшихся политиков - Нурсултаном Назарбаевым - он охарактеризовал проведение IX саммита в Нахчиване как главную его особенность. Отец казахстанской нации, великий архитектор новых степных столиц Астаны и Актау точно прочувствовал этот момент. Саммит как нельзя кстати пришелся в пользу фактору "узнаваемости" Нахичевана в мире. Столица азербайджанской автономии и родовая колыбель политической династии Алиевых впервые принимала столь высокий форум и получила новый импульс широкого интереса к себе.

Справка:

Международная организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства (ТЮРКСОЙ) создана весной 1992 года во время первой встречи министров культуры тюркоязычных стран в Стамбуле. 12 июля 1993 года в Алма-Ате шестью странами учредителями и постоянными членами Организации – Азербайджаном, Казахстаном, Киргизией, Туркменистаном, Турцией, Узбекистаном - был подписан "Договор о создании и принципах функционирования ТЮРКСОЙ".

Александр Караваев.

Источник - ИАЦ МГУ
 

Комментарии