Итоги столичной недели: ИПН-страдания из-за позднего зажигания

Забавно, но наши чиновники умудряются косячить даже там, где, казалось бы, это сделать невозможно – на прошлой неделе депутаты сената вернули в мажилис законопроект «О порядке организации и проведения мирных собраний в Казахстане», а также сопутствующий проект закона по вопросам порядка организации и проведения мирных собраний. Во время пленарного заседания депутат Сарсенбай Енсегенов отметил, что в ходе обсуждения законопроекта возникла необходимость внесения изменений и дополнений в одобренный мажилисом законопроект – в частности, сенаторы не согласились с пунктом о количестве специализированных мест для организации и проведения пикетирования, собраний или митингов. «Предлагается исключить обязанность организатора мирных собраний по требованию от участников мирных собраний не скрывать свое лицо, в том числе не использовать предметы одежды и иные средства, препятствующие распознаванию лица, поскольку вопросы обеспечения общественного порядка относятся к компетенции органов внутренних дел», - заявил парламентарий. Как это требование вообще могло возникнуть после карантина, когда полстраны ходило в медицинских масках, вопрос интересный, но как-то политкорректно сенаторами не заданный: депутаты верхней палаты парламента деликатно намекнули своим коллегам из мажилиса и разработчикам, что неплохо бы закрепить право организаторов и участников мирного собрания по использованию средств индивидуальной защиты, направленных на охрану здоровья.

Также сенаторы предложили исключить основание для отказа в проведении мирных собраний, если их проведение может повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, а также препятствовать свободному передвижению граждан, не участвующих в мирных собраниях. Кроме того, предлагается норма, которая предусматривает, что нарушение участником или отдельными участниками мирных собраний требований законопроекта влечет прекращение их участия в мирных собраниях. При этом в случае устранения нарушения мирное собрание будет продолжено. Но самое забавное - в ходе обсуждения законопроекта в стенах сената депутаты обнаружили сотни лингвистических ошибок в документе на государственном языке – и это стало дополнительной причиной отправить законопроекты на доработку в мажилис. Министерство информации и общественного развития ответственность с себя за ошибки сняло, заявив, что законопроект о мирных собраниях перед поступлением в парламент дважды прошел научно-лингвистическую экспертизу.

Как карантин превратил Бишкек в столицу безвластия

Рубрика: 

Больше всего нареканий у бишкекчан вызывала работа комендатуры. Однако на деле оказалось, что Алмаз Орозалиев - еще на самое страшное, что может случиться с городом. Столичный мэр Азиз Суракматов решил его переплюнуть в попытках усложнить жизнь простым гражданам. Каждый день новые правила... Сначала глава города заявил, что для проезда по Бишкеку достаточно только справки с места работы. Но уже через пару часов столичный градоначальник изменил мнение. Оказалось, что нужно справку с места жительства и работы, заверенную в Налоговой службе. Сотни людей ринулись брать штурмом отделения ГНС. Тут образовались огромные очереди. Оно и понятно: полтора месяца люди сидели без денег. Они готовы на что угодно, лишь бы заработать хоть копейку. А вот чиновникам, как оказалось, плевать, что именно эти очереди в Налоговой службе могут стать источником заразы и спровоцировать вторую волну заражения коронавирусом. Это ведь неважно, главное - бюрократия.

Занятная история газеты «Жас Алаш»

Приходится констатировать, что знаковые в определенные периоды новейшей истории СМИ были таковыми, когда за ними стояли личности, идеи и, что уж греха таить, деньги. Когда нет второго, то есть идей, а сомнительные личности хотят влегкую выудить некую выгоду – получаются такие вот казусы. После такого афронта  вообще интересно – а кто является таки хозяином скандального (прежде всего внутри себя!) издания? Этот вопрос теперь многих заинтересовал в свете снятого с сайта материала и вообще поднимает вопрос занятной истории идеологических и финансовых (начиная с приватизации) шараханий «Жас Алаш»…

Итоги столичной недели: Новая политическая конфигурация со старыми проблемами

Маулен Ашимбаев на прошлой неделе стал спикером сената парламента, заняв в 49 лет должность, к обладателю которой, согласно Конституции Казахстана, переходят полномочия главы государства в случае отставки или смерти действующего президента. Должность ключевая, и то, что президент страны Касым-Жомарт Токаев сам рекомендовал Ашимбаева на должность спикера сената, предварительно освободив от этой должности старшую дочь первого президента, наводит народ на разные размышления. С одной стороны, Ашимбаев свою карьеру построил при поддержке первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, при котором он возглавлял Казахстанский институт стратегических исследований, был депутатом мажилиса парламента и председателем комитета по международным делам, обороне и безопасности нижней палаты. Наконец, он был первым заместителем Назарбаева в партии Nur Otan, а затем стал помощником президента Токаева и первым замом его администрации.

Таким образом, выбор нового председателя сената (а в то, что Ашимбаев сразу при назначении депутатом сената по президентской квоте был рекомендован новым коллегам в качестве спикера, сомневаться не приходится) должен положить спор о возможном противостоянии резиденции действующего президента и «Библиотеки», как называют в народе резиденцию президента первого. Поработав в команде обоих первых лиц, Ашимбаев олицетворяет собой некий мост между ними (разумеется, этот «мост» состоит не из него одного), другое дело, что новоиспеченный спикер такого веса, как Дарига Нурсултановна не имеет. Пока не имеет, хотя по части медийности уступает ей совсем немного. А на новом посту получит простор для того, чтобы в этом компоненте догнать свою предшественницу достаточно быстро. Хотя торопиться явно не будет – одним из запоминающихся его спичей в мажилисе в качестве депутата был центристский и уравновешенный подход к вопросу о переходе казахского алфавита на латиницу. Весной 2017 года при бурном обсуждении этого вопроса в мажилисе Ашимбаев достаточно твердо предложил не гнать лошадей. «Вопрос о переходе на латиницу поднимается не первый раз. Я считаю, что это правильный и прогрессивный шаг для нашей страны. Конечно, мы должны понимать, что необходим определенный переходный период, есть определенные сложности.  Госорганы не должны превращать весь этот процесс в кампанейщину, это должно быть проведено на плановой основе», - заявлял тогда еще мажилисмен Ашимбаев. Можно также вспомнить его высказывания на посту первого заместителя председателя партии Nur Otan о качествах Назарбаева, которые ему лично больше всего импонируют: стремление к саморазвитию, ответственность и пунктуальность. При таком выборе сам Ашимбаев едва ли станет размениваться на популистские заявления – и наверняка постарается следовать правилу одного из героев Исаака Бабеля – «говорить мало, но смачно». «Когда Беня говорит, хочется, чтобы он сказал еще», - для набора политического веса этот девиз из «Одесских рассказов» подходит как нельзя более лучше. При этом сам Ашимбаев на своей странице в Facebook не так давно заявил, что у Казахстана нет другого пути, кроме модернизации. «Иные альтернативы - это тупик. Считаю, что в этот ответственный период реализации модернизационной повестки вместо популистского следования хайпу и конъюнктуре в социальных сетях нужно кропотливо работать над реформами и их продвижением», - заявил он, уже будучи первым заместителем руководителя АП при Токаеве. И, похоже, был услышан, став вторым лицом в государстве. Тем более, что в своих высказываниях особое внимание уделял процессам цифровизации, которая в период карантина оказалась действительно безальтернативной. «В посткризисный период неизбежны цифровизация и переход многих сфер в онлайн. Бизнес задумался над пересмотром внутренних процессов, наращиванием гибкости, акцент смещается на диджитализацию и развитие полноценной онлайн-составляющей в работе. Масштабная цифровизация и работа над ошибками должны стать приоритетом и для госаппарата в предстоящий период», - считает Ашимбаев.

Чему карантин научил Казахстан, и есть ли смысл продлевать его?


Дастан ЕЛЬДЕСОВ, публицист: 

«Вместо чиновников и имамов должны прийти специалисты, ученые, практики»

Нурлан АCЕЛКАН, главный редактор журнала «Космические исследования и технологии»:

«Мы увидели сущность и лидеров, и политиков, и самого населения»

Казахстанские и российские эксперты считают, что патриотизм, интернационализм, единство фронта и тыла оказали огромное влияние на ход и итоги Великой Отечественной войны

"Немцы говорят украинцам: «Мы только против русских». Немцы говорят татарам: «Мы против славян». Немцы говорят грузинам: «Мы против славян и татар». Они всех хотят обмануть. Они никого не обманут. Немцы признают людей только одной расы: немецкой. Все другие народы для них «унтерменш» — «недочеловеки». Немцы пишут о русских: «Это неполноценный народ» («Шварце кор»). Немцы пишут об украинцах: «Народность, пригодная для земледелия, но не способная к самоуправлению» («Паризер цейтунг»). Немцы пишут о татарах: «Это типичные проводники, которых можно купить за одну марку». («Дейтче цейтунг ин Остланд»). Немцы пишут о грузинах: «Сильно смешанное племя, само тяготеющее к чужеземному игу» («Остфронт»).

Немцы пишут о казахах: «Кочевники, которых напрасно приобщили к завоеваниям цивилизации» («Национальцейтунг»). Немцы хотят натравить один советский народ на другой, чтобы легче завладеть нашей Родиной. Для всех народов у них готовы кандалы. Для всех народов они сколачивают виселицы. Сильней всего немцы ненавидят русских. Они ненавидят в советской семье старшего брата. Они знают, что без русского народа не было бы России. Они знают, что без русского народа не было бы Советского Союза. Они ненавидят русских за то, что по-русски писал Толстой, за то, что по-русски говорил Ленин, за то, что на русском языке раздается команда командира Красной Армии: «По немцам, огонь!» (газета "Красная звезда", СССР)

Итоги столичной недели: Будущее Назарбаевой и будущее карантина

Политолог Айдос Сырым напоминает, что после завершения карантина и чрезвычайного положения Казахстан вступает, по сути, в новую реальность, которая потребует просто колоссальной работы от правительства, правящей элиты. «Осуществлять реформы, когда есть несколько центров притяжения, несколько пультов, – это очень сложно. Не будем забывать, что есть и выборы. Власть, конечно, смотрит на поле, она смотрит, насколько власть вменяема, сколько там токсичных людей и так далее. Это тоже все, наверное, берется в расчет. Посмотрим, куда пойдет Дарига Назарбаева, кто придет на ее место в сенат. Это тоже многое будет говорить о том, почему это решение состоялось и чем оно было мотивировано», – говорит Сарым.

Он уверен, что данное решение президента говорит о сосредоточении всей полноты власти в руках президента Токаева, и это долгий сигнал и власти, и обществу, и в целом всем элитам. «Я думаю, большие мечты о маршальском жезле отойдут на второй план. (…) Тем самым ставится точка на всех разговорах о том, что все было подготовлено для того, чтобы Дарига Назарбаева стала президентом, что не сегодня-завтра Токаев уйдет с поста. Все эти разговоры можно закрыть и забыть. Это очевидно», – считает он. Еще один известный казахстанский политолог, Досым Сатпаев, свое мнение озвучил агентству «Интерфакс-Казахстан» - по его мнению, отставка спикера сената Казахстана является отражением напряженности внутри политической элиты с прошлого года. И, по его словам, сейчас самый интересный вопрос будет заключаться в том, какую позицию Назарбаевой предложат вместо должности спикера сената.

Страницы

Подписка на Контур RSS