Парламент и Партии

Партия «Ауыл» провело международное состязание акынов в честь 25-летия Независмости Республики Казахстан

Мероприятие приурочено к 25 летию Независимости Республики Казахстан. В мероприятии приняли участие более 300 делегатов, среди них более 100 - представители казахской диаспоры в Китае, России, Монголии и других стран. 

В чем сила, брат?

На фоне триумфального шествия «партии Отчизны» филиалы остальных партий выглядят, прямо сказать, бледновато. Партия «Ак жол» в основном держится за счет энергии и авторитета лидера, немного подрастерявшего свою брутальность и харизматичность Азата Перуашева, некогда возглавлявшего Гражданскую партию, состоящую в основном из рабочих промышленных предприятий. Видимо, по старой памяти наиболее активны филиалы в центрах металлургии, таких, как Павлодар, Усть-Каменогорск и в относительно небольшом городе Аксу, но зато с большим коллективом завода ферросплавов. Партия «Бірлік», родившаяся в результате слияния в 2013 году партий «Адилет» и «Руханият», так и не смогла вдохнуть жизнь в свои филиалы, да, видимо, и не особо заботится этим, так как даже на официальном сайте филиалам не уделена отдельная кнопка. Учитывая почти нулевую известность ее лидеров, партия «Бірлік» пока лишь доказывает свою организационную слабость. В принципе, подобная картина наблюдается и у другой укрупненой партии, «Ауыл» плюс Патриоты, которая юридически возникла в прошлом году. Несмотря на свое название, подразумевающее как раз сильные филиалы, в первую очередь на селе, партия не смогла за год разобраться в своих рядах и пока идет как явный партийный аутсайдер. Из всех кандидатов наиболее известен лишь писатель Алибек Аскаров, в своих книгах воспевающий аул как колыбель народа, подобно Василию Шукшину в России. Руководство партии также пока находится в тени, что немного грустно после ухода эпатажного лидера Партии Патриотов Гани Касымова, генерала и человека. ОСДП также не может похвастаться сильными филиалами, что скорее всего связано с традиционной зажатостью общественников в регионах, не желающих себя противопоставлять власти даже в ранге конструктивной оппозиции, и тем более в ипостаси неконструктивной. На таком фоне неожиданно оптимистично выглядят дела у КНПК. Народные коммунисты, с момента возникновения путем отпочкования от прототипа - Коммунистической партии Казахстана, последовательно расширяли свою филиальную сеть, сначала за счет «раскольников» из КПК, а затем опираясь и на новые лица.

В ногу со временем. Предвыборная программа КНПК с экспертной точки зрения

Коммунистическая народная партия следует прежним курсом — решение социально-экономических проблем населения, поддержка определенных направлений текущей государственной политики (без рывков в стороны и раскачивания лодки) с ее корректировкой в сторону более справедливого перераспределения доходов.

Официальные похороны компартии Казахстана кое-кого возбудили

Последний раз о политической активности КПК слышали в 2009 году, в период парламентских выборов. Да и тот случай запомнился больше своею курьезностью. Коммунисты дважды публично и громко отказались от участия в досрочных парламентских выборах, а потом разослали циркуляр по своим филиалам, что участвовать все-таки будут. Подобная непоследовательность выглядит странной лишь на первый взгляд. Просто коммунистам выделил деньги Мухтар Аблязов и те создали политический блок «Народовластие» с его незарегистрированной партией «Алга». Местные коммунисты по декларациям за построение коммунистического общественного строя, но поскольку живут в рыночных условиях, то вынуждены подчиняться обстоятельствам в лице источников финансирования. Потом еще про КПК услышали, когда Серикболсын Абдильдин в 2010 году передал бразды правления партией Газизу Алдамжарову. Тут шараханья в смысле политической идентификации и самоидентификации еще больше усилились. Коммунистическая партия Казахстана поднимала на щит то национал-патриотические лозунги, то либеральные. Еще они входили в движение «Казахстан – 2012» на позиции протеста против Лидера нации. Когда у беглого олигарха Аблязова с деньгами стало совсем туго, партия сникла окончательно. КПК идеально ложится на сюжет «Мертвые души» Николая Васильевича Гоголя, только в преломлении к политическим процессам Казахстана. Реальных активистов в ней давно нет, но справки о наличии таковых имелись и держатели коммунистического бренда в лице партийного руководства пытались заложить их в «опекунский совет» какого-нибудь спонсора. Однако товар спросом не пользовался. Даже в царской России периода крепостного права производились ревизские списки, чтобы избавиться от ненужного баланса мертвых душ, которые в реальной жизни все равно не участвуют. В республике на партийном поле подобную функцию выполняет министерство юстиции. Там посчитали, что требуемых по закону 40 тысяч душ в реальности не имеется и в связи с «наличием отсутствия» подали исковое заявление в суд. Крыть очевидные факты было нечем и последовало решение о ликвидации. Назвать состоявшееся судебное решение «зачисткой политического поля перед возможными досрочными парламентскими выборами» могут только люди с богатой оппозиционной фантазией.

Убрать политический труп с обочины дороги – это не зачистка, а более-менее цивилизованные похороны за счет государства. Тот факт, что ликвидированные не смогли собрать даже крошечный митинг в свою поддержку, лишний раз свидетельствует об отсутствии у КПК каких-либо видимых ресурсов и активных сторонников. Да просто сочувствующих, которым не лень прийти в указанное время в условленное место под заявленные лозунги.

Партии-невидимки: "элитным группам легче просто купить подходящую партию ближе к выборам" – говорит известный казахстанский эксперт Максим Казначеев

Должную активность и влиятельность сохраняет лишь партия власти "Нур Отан", функционирование которой жестко регламентируется администрацией президента. Другие пока не смогли достичь уровня общегражданских политических структур, они рассматриваются населением и элитами преимущественно как лоббистские группы. Вследствие этого уровень доверия к партиям, уровень поддержки партийных программ, уровень узнаваемости их лидеров остаются критически низкими. Власти также должны быть заинтересованы в развитии партийного поля: обществу, с одной стороны, нужны новые каналы для "утилизации протестности", но, с другой, эти каналы не должны приводить к потере управляемости внутриполитическими процессами. Потому не следует исключать появления новых партийных структур, нацеленных на работу с "проблемными" для власти сегментами электората.

Тенге: тревоги и перспективы

Экономический обозреватель Информационного агентства КагТАГ Сергей Зелепухин согласился с неизбежностью девальвации, но призвал сопроводить ее эффективными мерами по дедолларизации экономики. «Сегодня эмиссия тенге происходит в зависимости от объема сырьевой долларовой выручки, что выхолащивает само понятие нацвалюты и практически делает ее продолжением доллара в Казахстане. Это – классическая ситуация, характерная для сырьевых колоний. И, пока она не изменится, современной  и суверенной экономики у нас не будет», - отметил оратор.  В качестве выхода из тупика С. Зелепухин призвал Нацбанк осуществлять эмиссию тенге, исходя из реальных потребностей экономического развития – при этом правительству и экспортерам «необходимо добиваться продажи казахстанских сырьевых ресурсов в тенге».

Выход из тупика: Левая идея?

На вопросы редакции отвечает Председатель Общенациональной Социал-демократической партии Республики Казахстан Жармахан Туякбай.

VIDEO

Азат Перуашев: Кто-то бьется за страну, а кто-то за деньги – вот в чем разница между своими спортсменами и легионерами

Между тем, как напомнил депутат от демократической фракции, – зарплата рядового тренера ниже средней зарплаты учителя. Поэтому когда разработчик отказывается принять предложение "Ак жола" о выделении тренерам олимпийских чемпионов государственного жилья, из-за якобы, "нагрузки на бюджет" – мы не можем с таким ответом согласиться. "Олимпиада проходит 1 раз в 4 года. На всех олимпиадах до Лондонской, мы брали 2-3 золотые медали. Хорошо, на Лондонской взяли 7 золотых олимпийских медалей, но – сколько из них воспитанников нашего собственного спорта? Четыре: Винокуров, Сапиев, Рыпакова, Ильин", – привел пример Перуашев. "Если их тренеров мы обеспечим квартирами, получится по одной квартире в год. Что, у нас бюджет от этого сильно отяготился бы? Сколько стоит одна квартира? 8-10 млн тенге. А по данным Счетного комитета, только за прошлый год неэффективно использовано больше 131 млрд.", – отметил Перуашев.

Страницы

Подписка на RSS - Парламент и Партии