Персона и Общество

Смотреть в завтрашний день – не значит его видеть

...В девяностые годы стране, которая до этого была частью большого государственного организма, пришлось переходить с плановой экономики на какую-никакую рыночную. Отсюда огромная безработица, толпы бандитов и проституток, алкоголиков и наркоманов, «суицидников», но ведь все равно подавляющее большинство выжило, рожало и воспитывало детей. В этот раз не надо переходить обратно с рыночной экономики на плановую. Просто кризисные вещи заставят убрать многие барьеры и шлагбаумы, которые передутый государственный контролирующий аппарат понаделал сверх всякой меры. Нефтедоллары, они ведь не только помогали хозяйственной жизни, но и вредили. Станет их меньше в экономике, возрастет роль зерновых, общепитовских, интернетовских, строительных и прочих денег. Скажем, стоит ожидать большой трансформации работы государственного аппарата. За время жизни на нефтяной игле чиновники занимались не столько развитием экономики, сколько повышением контроля над ней. Теперь на первый план выйдут вопросы развития. Меньше сотрудников во всевозможных налоговых, контролирующих, проверяющих, мониторящих, лицензирующих, сертифицирующих, разрешающих, согласовывающих, стандартизирующих органах – меньше проблем в работе реального сектора экономики, больше линии жизни. Примеры?

Да вон, власть, в лице Бауржана Байбека, откликнулась таки на огромную массу жалоб про мытарства, которым подвергается больной алматинец в поликлиниках… Как новенький мэр раздолбал здравоохранение Алматы! И не просто раздолбал, а устроил «баню» главврачам за хамство их подчинённых… Иными словами, то ли советники, то ли сам мэр просто понял – социальное недовольство растет, а тут мало того, что бесплатная медицина у нас давно превратилась в фикцию, так слуги Гиппократа еще и приболевшего человека морально прессуют! Непорядок? А вот вам решение– кто-то полетел с должности.   

Был месяц май... История одной фотографии, или о колорадских жуках нашей памяти

9 мая все того же 1945 года. Раннее утро. Я еще не знаю, что это День Победы. Меня будит весеннее солнце, оно до краев заполняет окно. В окно заглядывает цветущий куст сирени. А с улицы льется ликующая медь оркестра. Я один на огромной кровати. Взрослых - никого, исчезли куда-то. И я, как есть в трусишках, выскакиваю на крыльцо. От парка культуры и отдыха по Гоголя движется духовой оркестр. Я со всех ног кидаюсь ему навстречу. А потом, голопузый, босоногий, восторженно шагаю во главе колонны, во главе музыки, во главе праздника. Знали бы вы, какая то была ликующая радость, она несравнима ни с чем. Сейчас, 70 лет спустя, я смотрю на ту фотографию. Смотрю в глаза тому послевоенному пацану, который вместе со взрослыми в далекой от линии фронта Алма-Ате одолевал великое, всенародное лихо под названием "война", испытывая вместе со взрослыми голод, холод, отчаяние, боль. Но ведь и не теряя надежду на победу. Мы заплатили за нее непомерную цену, похоронки были в каждом доме, в каждой семье. И потому она, эта Победа, была тогда и осталась одна на всех, она теперь на всю жизнь в дыхании нашем, в сердцебиении, в кровотоке. А ее у нас пытаются отнять. Пытаются отнять извне, это еще можно понять. Но ведь пытаются отнять изнутри, уличая - в чем? Во лжи - какой? В излишней радости? Но, позвольте, градус радости каждый волен определять себе сам, равно как и степень скорби. Поражает при этом безудержная озлобленность. Одна фразеология чего стоит! Шабаш, свистопляска, идеологическая вакханалия, глумление над памятью фронтовиков… Это о праздновании Дня Победы. Милые, так глумится не кто-нибудь, глумитесь-то вы. Это вопреки вашей воле даже в Киеве в тот день слегка попридержали фашиствующих бандеровцев, поскольку из-за океана раздался хозяйский окрик: "К ноге!". А нам сверх того навязывают дискуссию о ширине черных полосок на оранжевой ленте, обзывают нас "колорадами". Тот самый пацан из далекого 45-го в недоумении: господа-мырзалар, о чем вы? Почему? Зачем? Не отнимайте у самих себя победу. Не оскверняйте память погибших отцов и дедов. Аруахи могут не простить.

Мухтара Алиева проводили в последний путь

Народ стал собираться у Дома Ученых на гражданскую панихиду Мухтара Алиева гораздо раньше назначенного времени, и в 10 часов утра (14 января) в фойе здания было уже многолюдно. Родственники, бывшие коллеги из института хирургии им. Сызганова, знакомые, друзья, журналисты заходили, чтобы попрощаться с выдающимся хирургом. Родные и близкие, среди которых были супруга Мухтара Алиева Минавар, дочь Гульшат и  внуки Нурали Алиев и Айсултан Назарбаев, следуя казахской традиции, принимали соболезнования.

Мэлс Елеусизов «деятельный человек не нужен власти»

Мэлс ЕЛЕУСИЗОВ: Это я начал велосипедное движение. Периодически проводил велопробеги в городе. Но потом Есимов оттолкнул меня и сам начал устраивать эти акции. Мы хотели  призвать власть, убедить людей пересесть на велосипеды. Но сейчас никто этого не сделает, потому что опасно для жизни. Нет условий. Я предлагал  много проектов. Это позволило бы избавиться от многочисленных  автомобильных стоянок в городе. Плюсов много: полезно для здоровья,  чистота воздуха …. Были возражения, что дескать у нас пересеченная местность и тяжело ехать в гору. Проблему можно решить,  переняв китайский опыт. Он довольно прост: к одному из колес велосипеда крепится небольшой мотор, батарейка. Это позволит уменьшить прилагаемые усилия на подъёмах. У меня было целое конструкторское бюро, в котором мы разработали модель трехколесного велосипеда. Я показывал его акиму Храпунову, но проект не получил поддержки. Им лишь бы расширять дороги, рубить деревья, вкладывать  деньги и отмывать.

Болат Берсебаев сменит Ерлана Карина на посту секретаря партии власти

До назначения и.о. секретаря  партии «Нур Отан» Болат Берсебаев занимал должность советника первого заместителя председателя партии «Нур Отан».

ВВХ - это оппозиционный бот

Храпунов практически никогда не проявил никаких таких увлечений, позволяющих судить о нем, как о человеке. Он выглядит как винтик государственной машины, пришел на работу - ушел с работы, включен - выключен. Видимо таким его и выковали в советскую пору, человеком-винтиком, весьма полезным и работоспособным, но при этом лишенным личной мотивации, личных мечтаний, амбиций. "Планы партии - наши планы" и так далее.

Сходства и различия…

Кратко говоря, за счет неудачного родства, Храпунов оказался втянут в большое расследование махинаций, и с этого момента его различия с другими беглецами стали стремительно исчезать. Во-первых, пришлось отказаться от непубличности, поскольку на родине, которую он покинул ради альпийских красот и банковских сейфов, стали очень уж много и жестко его обличать. Нервы - не железо, и потому шаг за шагом Храпунов стал отвечать, да так и втянулся в информационную войну. .
Во-вторых, Храпунов постепенно стал приучаться к публичному вранью. Неплохой образчик этого - его декабрьские интервью с рассказом совершенно смехотворных подробностей о "бедности" его семью в Швейцарии. Врать публично - это было не его дело, он явно чувствовал себя не в своей тарелке, и потому у него было такого наглого, залихватского и беспардонного вранья, которое подпускали Муха и Роха. Однако, если сравнивать с публикациями в "Республике", видимо, на новогодним столом Аблязов поделился со своим родственником некоторыми азами этого искусства, провел, так сказать, "мастер-класс". Храпунов оказался понятливым учеником! 

Магжаныч, режь правду-матку! Расскажи о них всю правду.

В обвинениях Кажегельдина против Алиева зазвучал новый мотив - обвинения в преступлениях против человечности, то есть уже не просто уголовные преступления, а нечто более масштабное. Очевидно, таким образом Кажегельдин старается придать делу Алиева как можно больший резонанс и максимально затруднить ему передвижение по Европе. Надо сказать, что это определенное новшество в борьбе казахстанских эмигрантов, поскольку до сего дня обвинения в преступлении против человечности не применялись.

«Пушечное мясо» М.Аблязова

Тем, кто хорошо знает Мухтара Кабуловича, хорошо известно, что он перенес свое пристрастие к шахматам в жизнь, воспринимая любого работающего с ним человека просто как определенную фигуру: чаще пешку, реже – какого-нибудь коня или слона. Потребительское отношение к людям и абсолютно индифферентный подход к их судьбам после того, как они перестают быть нужны Мухтару Кабуловичу, давно уже стали притчей во языцех. Хладнокровный расчет во всем – вот его основное кредо.  И он умеет находить для себя "пушечное мясо".

Аким большого города. Деятельность Ахметжана Есимова еще ждет своего объективного анализа?

Для начала, немного оглянемся назад, и вспомним про то время, когда Ахметжан Есимов собственно  занял должность акима Алматы. А время, надо сказать, было весьма и весьма непростое. Южная столица приняла самый сильный удар от финансового кризиса, что моментально сказалось практически на всех показателях. Количество действующих компаний только за один 2008  год сократилось на три тысячи. В результате,  город республиканского значения начал показывать крайне слабый рост по деловой активности в целом, и соответственно,  налоговым поступлениям и росту фонда заработной платы в частности.  Так что, перед новым акимом в первую очередь встала задача избавляться  от искусственного бума в строительном и финансовом секторе и переходить  в режим естественного роста, что хоть и не обещало каких- то больших рывков в ближайшее время, но, по крайней мере, сохраняло  стабильность в среднесрочной перспективе.

Страницы

Подписка на RSS - Персона и Общество