Лира Байсеитова: «разоблачитель» на пенсии

Наша сегодняшняя героиня Лира Байсеитова – это некогда видный борец казахстанского оппозиционного фронта, которая давным-давно по доброй воле сбежала из Казахстана и прочно обосновалась в сказочной Швейцарии. Однако за годы жизни на чужбине она так и не смогла побороть в себе тягу к «разоблачению ужасов» казахстанской действительности. Вначале в поле зрения этой фрау попал клан шапрашты, теперь она нацелилась на действующего президента. Таким личностям, как госпожа Байсеитова, в их маниакальном желании раскачать лодку внутриказахстанской стабильности даже пенсионный возраст не помеха.

Бесполезно задаваться вопросами, зачем и почему она это делает, ибо в контексте разговора о Лире Байсеитовой они не совсем уместные. Вся жизнь этой дамы – борьба или игра (тут уж кому как больше нравится).

Иногда трудно отделаться от ощущения, что все ее нападки на представителей казахстанской власти, так сказать, «не забавы ради, а искусства для», поскольку ощутимого урона она никому не наносит.

Помнится, проживая на родине, она любила эпатировать публику эффектными «выходами в народ» – то на лошади, а то и на асфальтоукладчике. Теперь у госпожи Байсеитовой другие утехи. А ведь когда-то перед ней открывались весьма заманчивые перспективы стать самой настоящей примой протестного движения. Однако она сама обрубила для себя все подступы к оппозиционным подмосткам.

Лет двадцать назад – после бегства из Казахстана бывшего премьер-министра Акежана Кажегельдина – его подручные, устремившиеся вслед за проворовавшимся шефом, создали организацию под громким, но мало что объясняющим названием «Загранбюро казахстанской оппозиции».

Ожидалось, что эта структура будет генерировать и выдавать на-гора сенсационные скандалы и разоблачения, став чем-то таким, во что впоследствии превратилась WikiLeaks. Но назначенная на пост идейного вдохновителя организации Лира Байсеитова с треском провалила это задание. И сколько потом ни старался Серик Медитбеков, сменивший ее на должности руководителя, придать этой структуре некий налет авторитетности, фиаско Байсеитовой, похоже, раз и навсегда поставило на этом оппозиционном предприятии жирную точку.

А все потому, что, несмотря на водруженную ей на голову собратьями по протестному движению корону оппозиционного лидера, которая априори обязывала мадам Байсеитову пойти на все ради торжества идей демократии на казахстанской земле (что, естественно, требовало смещения власти), она банально струсила и при первом же «шухере», когда конфронтация, развернутая в информационном поле, грозилась вылиться в реальные баталии, решила отсидеться в кустах.

Помнится, на призывы к объединившейся тогда под единым флагом казахстанской оппозиции приступить к решительным действиям она отреагировала весьма красноречивым заявлением, которым, по сути, подписала себе приговор и в одночасье перестала быть «своей среди своих»:

«Некоторыми интернет-сайтами недавно было опубликовано заявление Загранбюро оппозиции Казахстана с прямыми призывами к революции. Ознакомившись с документом, под которым поставлена моя подпись, как руководителя загранбюро заявляю, что не имею никакого отношения к написанию этого заявления».

И хотя впоследствии мадам Байсеитова не единожды пыталась доказать свою приверженность демократическим канонам, ничего хорошего из этого не получилось: то, сама того не желая, подставит подножку так и не вставшему твердо на ноги внутри Казахстана оппозиционному движению, а то и вовсе заплывет за буйки, окончательно и бесповоротно дискредитируя не мнимых врагов, а саму себя. Причем иногда не только как общественного деятеля, но и как женщину-мать.

С этой точки зрения примечателен ее конфликт со сбежавшим от казахстанского правосудия в Швейцарию семейством Храпуновых.

Байсеитовой такое «соседство» с бывшими соотечественниками, видимо, показалось оскорбительным, и она, не мудрствуя лукаво, приступила к буллингу бывшего акима Алматы, его родных и близких. Причем решила бить по самому больному – ребенку, выдав в его адрес столь неэтичные характеристики, что любой уважающий себя человек вряд ли станет их повторять. Достаточно сказать, что нелицеприятные эпитеты касались внешности и психологического состояния ребенка.

Впрочем, сама госпожа Байсеитова даже гордилась таким падением ниже плинтуса, хотя при освещении этой скандальной истории пострадала репутация ее трагически погибшей дочери, которую хейтеры иначе как «наркоманкой» тогда не называли. Она даже вступила в открытую конфронтацию с Лейлой Храпуновой, пытавшейся привлечь ее к суду за слетевшую с языка мерзость. И хотя либеральное европейское законодательство позволило Байсеитовой выйти сухой из воды, сохранить лицо у нее не получилось, так как своими высказываниями она доказала, что проповедуемые ею принципы для нее не столь и принципиальны. А ведь пока живы те, кто помнит, как Байсеитова, возглавлявшая выходившую в Казахстане газету «Республика-2000», кичилась тем, что она «категорически против публикации сведений, касающихся личной жизни».

Видимо, совокупность всех этих факторов и стала основной причиной исключения Лиры Байсеитовой из той политической повестки, которую до сих пор пытается формировать сбежавшая за рубеж казахстанская оппозиция.

Впрочем, мадам Байсеитова не сдается и даже в своем более чем почтенном возрасте продолжает заниматься (правда, уже в качестве хобби) любимым делом – поливать грязью все, что происходит с казахстанцами в Казахстане, используя для этой цели собственные социальные сети и эксплуатируя старые связи с теми редакторами оппозиционных СМИ, которые еще помнят о ее существовании.

Понятно, что ни возвращаться в Казахстан, ни брать реванш над противником в лице власти Лира Байсеитова не собирается, но, тем не менее, продолжает будоражить общественность своими абсурдными оценками и откровенными вбросами. Видимо, даже на пенсии она не теряет надежды, что у нее все-таки получится «из искры высечь пламя». Выглядят эти потуги довольно жалко, впрочем, как и их автор. Наверное, такова участь всех диванных демагогов, о которых в разгар трагических январских событий упоминал президент…

Оксана ХЕН

Spik.kz