Сможем ли мы воспользоваться появившимся «окном возможностей»?

Авторы свежего ежеквартального макроэкономического обзора Казахстана от AERC полагают, что впереди нас с вами ждут нелегкие времена. Однако в долгосрочной перспективе у нашей страны могут появиться новые возможности.

Читайте также:

Год потрясений: 2022-й начался с шоков, но это еще не конец

Что ждет казахстанский нефтяной экспорт

На наши экспортные доходы может повлиять «природный форс-мажор». Так, 20 марта 2022 года сильный шторм привел к повреждениям двух из трех действующих выносных причальных устройств на морском терминале Каспийского трубопроводного консорциума (КТК).

Трубопровод протяженностью около 1,5 тыс. км доставляет нефть с месторождений Казахстана и России до морского терминала под Новороссийском, откуда она танкерами уходит на мировые рынки.

Пропускная способность трубопровода – около 67 млн тонн нефти в год. Этим маршрутом идет за рубеж более двух третей всей казахстанской нефти.

Авторы обзора ссылаются на мнение гендиректора КТК Николая Горбаня, считающего, что в результате аварии экспорт на нефтеперерабатывающие заводы в Европе и США может сократиться в 3–5 раз. Минэнерго полагает, что ремонт продлится около двух месяцев. Хотя альтернативные маршруты уже ищут.

Потенциально таковыми могли бы служить:

  1. нефтепровод Узень – Атырау – Самара;
  2. Атасу – Алашанькоу и Кенкияк – Кумколь в рамках Казахстанско-Китайского Трубопровода (ККТ);
  3. нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан;
  4. иранский маршрут.
  5. Нефтепровод Узень – Атырау – Самара берет начало на месторождении Узень и идет до Атырауского НПЗ, затем соединяется с системой нефтепроводов «Транснефти», идущих в направлении Самары, и приходит в российские порты на Балтике. Но его пропускная способность всего 17,5 млн тонн в год.

«Более того, при его использовании казахстанская нефть КТК (CPC Blend crude) более высокого качества будет смешана с российской Urals, а следовательно, будет реализовываться с дисконтом к марке Brent», – предупреждают эксперты.

У нефтепровода Атасу – Алашанькоу протяженностью 965 км пропускная способность – около 20 млн тонн нефти в год.

Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД) длинной почти 1,8 тыс. км идет по территории Азербайджана, Грузии и Турции. Пропускная способность – около 50 млн тонн нефти в год. Это первый в СНГ нефтепровод, построенный в обход России, в строительстве которого принимали участие США и Великобритания. Однако при его использовании возникает ряд проблем, в частности:

  • отсутствие договоренностей о транзите между Казахстаном и Азербайджаном;
  • низкая пропускная способность «узкого горлышка» – порта Актау. Даже в лучшие годы танкеры ежегодно перевозили через него только около 12 млн тонн нефти.
  • От порта Актау зависит и иранский маршрут. К тому же при использовании этого варианта транспортировки возникает проблема эмбарго на иранскую нефть.

«Теоретически, учитывая недозагруженность вышеупомянутых нефтепроводов, получается, что за год около 23 млн тонн нефти с КТК можно было бы транспортировать через БТД, около 5 млн тонн – через Узень – Атырау – Самара и около 9 млн тонн – через маршрут Атасу – Алашанькоу (ККТ). При этом все еще остается излишек нефти примерно в 17 млн тонн, который возможно экспортировать через Иран», – утверждают аналитики.

Почему цены на топливо будут только расти?

 Отдельно в обзоре говорится о ценах на топливо – как в Казахстане в частности, так и в ЕАЭС в целом.

Авторы утверждают, что установленные на 180 дней предельные цены на бензин, дизель и сжиженный нефтяной газ «не соответствуют рыночным условиям». По данным Global Petrol Prices на 21 марта 2022 года, по дешевизне бензина Казахстан занимает 9-е место, а по дизельному топливу – 12-е.

«Установление потолка цены не может эффективно решить проблему инфляции. При директивном ограничении роста цен возникает скрытая форма инфляции – дефицит товара. С данной формой инфляции топлива Казахстан столкнулся в прошлом году. С августа по октябрь 2021 года в Казахстане наблюдался дефицит дизельного топлива. В ответ на это был введен запрет на вывоз нефтепродуктов автомобильным транспортом, перенесен плановый ремонт на АНПЗ на 2022 год, сдвинут с сентября на ноябрь ремонт на ПНХЗ и осуществлен импорт дизельного топлива из России в объеме 281 тыс. тонн», – пишут аналитики.

Кроме того, из-за удорожания доллара валютные займы нефтеперерабатывающих заводов обходятся дороже. Тарифы на переработку нефти должны расти, а следом будут дорожать и ГСМ.

«Сравнение цен на топливо в странах ЕАЭС показывает их неготовность к переходу к общему рынку на текущем этапе. По данным Global Petrol Prices до событий в Украине, в среднем цена на бензин в России была на 35% выше, чем в Казахстане, а в Армении – в 2,16 раза. Разница в цене на дизельное топливо немного меньше, но все еще значительная. В России цена была выше, чем в Казахстане, на 15%, в Кыргызстане, Беларуси и Армении – на 25, 38 и 73% соответственно», – говорится в обзоре.

Однако в последнее время рубль ослаб не только по отношению к доллару, но и к тенге, что «снизило паритет цен на топливо с Казахстаном».

Кроме того, у нас самые низкие акцизные ставки во всем ЕАЭС.

Как утверждают эксперты, если при общем рынке разница в цене и акцизной ставке останется высокой, то топливо начнет «утекать» из Казахстана в другие страны Содружества, что рано или поздно приведет к его дефициту внутри республики.

Все не так уж и плохо

Однако авторы обзора уверены, что у Казахстана в долгосрочной перспективе может появиться «окно возможностей» в ряде секторов экономики.

Например, учитывая закрытие воздушного пространства для российских авиакомпаний, часть пассажиров могут перевозить наши.

Также открываются возможности роста доли МСБ в Казахстане за счет вероятного притока российского бизнеса, так как в республике больше возможностей для экспорта товаров и услуг.

«Появляются возможности развития финансового сектора страны. Возможен приток клиентов в казахстанские банки: предприниматели России, клиенты «дочек» Сбербанка и ВТБ могут стать клиентами казахстанских банков», – полагают аналитики.

Но, как вы понимаете, на все это потребуется время. Пока же в краткосрочной и среднесрочной перспективе Казахстан будет испытывать как инфляционное, так и экономическое давление.

Булат СЕЙДАХМЕТОВ

Spik.kz