Армения и Азербайджан: есть ли шанс на мирный договор?

В результате переговоров премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева в Брюсселе градус напряженности на Южном Кавказе после мартовского обострения на границе удалось снизить. По итогам встречи, которая прошла при посредничестве председателя Европейского Совета Шарля Мишеля, была достигнута договоренность о формировании до конца апреля двусторонней комиссии по делимитации границы.

Это уже не первая попытка сторон создать конкретные механизмы по демаркации и делимитации границ. Именно об этом шла речь на консультациях между главами Армении и Азербайджана в Сочи в ноябре 2021 г. Однако тогда решение сформировать специальную двустороннюю комиссию до конца года так и не перешло в практическую плоскость.

Нужно отметить, что за последние полгода Никола Пашинян и Ильхам Алиев встречались уже трижды. Тем не менее частота проведения переговоров пока не позволила существенно сблизить позиции сторон относительно перспектив подписания мирного договора.

Еще до проведения апрельских консультаций в Брюсселе Баку передал Еревану предложения, содержащие пять базовых принципов нормализации отношений. Однако армянская сторона отреагировала на них довольно сдержанно. В частности, министр иностранных дел Армении Арарат Мирзоян заявил, что пункты предложений Азербайджана по нормализации отношений не отражают всю повестку существующих проблем между двумя странами.

Речь, в частности, шла о том, что, настаивая на отказе от территориальных претензий государств друг к другу, Баку стремится юридически устранить проблему статуса Нагорного Карабаха. По понятным причинам пойти на такой шаг Ереван отказывается.

Нагорно-Карабахский вопрос

Невозможность сблизить позиции относительно проблемы Нагорного Карабаха приводит к тому, что стороны фактически вывели данный вопрос за рамки переговорного процесса.

Понятно, что решение сосредоточится исключительно на демаркации и делимитации армяно-азербайджанской границы должно существенно снизить количество инцидентов между военными двух стран.

Однако отсутствие вопроса Степанакерта/Ханкенди в повестке дня переговоров на высшем уровне вызывает растущую обеспокоенность в Армении.

Накануне визита Никола Пашиняна в Брюссель после долгого перерыва в Ереване прошел митинг оппозиции. Ряд парламентских фракций опасается, что официальный Ереван откажется от обязательств по поддержке безопасности Нагорного Карабаха.

На следующий день после переговоров в Брюсселе глава Армении подчеркнул, что уточнение окончательного статуса Нагорного Карабаха остается в числе первостепенных приоритетов. Однако обсуждать данный аспект Ереван предпочитает в формате Минской группы ОБСЕ. Именно поэтому, ответ на предложения Азербайджана по нормализации отношений Армения передала через данную переговорную площадку.

Фактически, Ереван же по-прежнему хочет видеть сопредседателей Минской группы ОБСЕ посредниками на переговорах и при заключении мирного соглашения с Баку. Однако из-за российско-украинского конфликта в работе группы возникли проблемы. В настоящее время сложно прогнозировать, когда взаимодействие будет восстановлено. В подобных обстоятельствах сроки заключения мирного договора остаются крайне расплывчатыми.

Однако важно понимать, что в настоящее время риторика армянской стороны по вопросу Нагорного Карабаха претерпела изменения. Данная трансформация в перспективе может стать отправной точкой для прогресса в переговорах.

Так, к примеру, до 44-дневной войны 2020 года Ереван категорически отказывался рассматривать возможность вхождения территорий непризнанной республики в состав Азербайджана. В настоящее же время армянские власти все больший акцент делают на защите интересов армянского населения Нагорного Карабаха, опуская вопрос территориальной принадлежности.

Безусловно, это не означает, что Армения готова полностью отказаться от поддержки карабахских армян в их намерении добиться автономного статуса. Однако пространство для политического маневра все же увеличилось.

Воспользоваться произошедшей трансформацией сторонам удастся лишь при условии, что в пограничной зоне не будут повторяться инциденты, подобные мартовскому столкновению этого года. Тот факт, что обострение произошло в зоне ответственности российских миротворцев, лишь подтверждает хрупкость всей действующей ныне на Южном Кавказе системы безопасности.

Лидия Пархомчик, эксперт ИМЭП