Итоги столичной недели: Как реабилитация превращается в индульгенцию

Каждый пятый казахстанский заемщик, реабилитированный за задолженности весной прошлого года, снова допускает просрочки по кредитам, сообщило на прошлой неделе Первое кредитное бюро. При этом больше трети реабилитированных за долги в прошлом году успели набрать новых кредитов после получения нового статуса. Таким образом, наша финансово-банковская система продолжает чудить и жить по принципам Великой Инквизиции в Западной Европе в средневековье: там священнослужители активно торговали отпущением грехов через продажу индульгенций, когда грешник мог за определенную плату считать прежние грехи списанными – и грешить по новой, не опасаясь Геенны Огненной пока в кошельке у него имеется определенная сумма на покупку новых индульгенций.

Банковская индульгенция в действии

Помнится, когда года два назад начались полуслухи – полуправда насчет различных кредитных амнистий (полуправда заключалась в том, что государство оплачивало часть долгов за неимущих должников из социально незащищенных слоев населения), президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев четко проартикулировал одну важную вещь. Которая сводилась к следующему: коль скоро человек неплатежеспособен, кредит ему отныне никто давать не должен, пока он платежеспособен не станет. Вещь, вроде бы, очевидная, как тот факт, что Волга впадает в Каспийское море, но очевидна она только таким диванным экспертам, как автор сих строк. Нашему просвещенному банковскому сообществу она отнюдь не очевидна, иначе откуда бы взяться такому количеству неимущих, у которых за душой нет ничего, однако кредиты им под это "ничего" в залог таки выдавались? Ведь в апреле 2021 года почти 1,5 миллиона казахстанцев получили статус реабилитированного за просрочки по кредиту лица, и, по логике президентского высказывания, возвращение в кредитную кабалу им не должно было светить в течение ближайших нескольких лет, пока устойчивым доходом не обзаведутся.

Однако же, по данным Первого кредитного бюро, спустя год после амнистии (реабилитации) почти 690 тысяч реабилитированных заемщиков оформили новые кредиты. Я вот не припомню, в какой именно отрасли экономики у нас произошел такой бум за этот год, чтобы сразу 690 тысяч казахстанцев могли настолько поправить свои дела, перекочевав из племени реабилитированных год назад задолженников в респектабельное сообщество платежеспособных индивидуумов. Видимо, я что-то пропустил, и где-то в степях Казахстана есть такое Поле Чудес, где можно зарыть оставшиеся после погашения прежнего кредита гроши, посолив их хорошенько, и сопроводив эту манипуляцию заклинанием: "Крекс-фекс-пекс!". А наутро из этих грошей вырастает чудесное дерево, ветви которого гнутся от золотых монет: такую картинку благоразумненькому Буратино рисовали профессиональные нищие Лиса Алиса и Кот Базилио – кто сказал, что эта картинка не может стать явью? Лично я не возражаю против реалистичности такой легенды, иначе откуда же взяться платежеспособности у без малого 700 тысяч соотечественников, которые еще год назад на очередной платеж по кредиту наскрести не могли?

Верую я в эту картинку еще и потому, что иначе надо будет задаться вопросом относительно уровня интеллекта систем банковской безопасности у нас в стране: год назад государство только-только распедалило ситуацию с раздачей кредитов на автобусных остановках под честное-благородное слово заемщиков, а теперь наши финансовые организации норовят наступить на те же самые грабли, раздавая кредиты тем же самым лицам, которых в прошлом году реабилитировать пришлось. Воля ваша, но все это попахивает европейским средневековьем, во времена которого Святая Инквизиция набивала мошну торговлей индульгенциями: выматерился или выпил, изменил второй половине или проворовался – идешь в храм, покупаешь по прейскуранту грехов бумажку с церковной печатью. И понеслась душа в рай по новой: считается, что грехи свои прежние ты уже искупил, можешь сквернословить, прелюбодействовать и воровать, сколько твоей душе грешной угодно – ну, если в кошельке что-то на искупление новых грехов осталось. Сейчас, сдается, наши банкиры пустились в те же тяжкие – и статус реабилитации воспринимают как аналог средневековой индульгенции, но тут стоит помнить, во что времена Святой Инквизиции просвещенной Европе обошлись: как сейчас любят говорить, "жесточайшей рецессией", то есть тотальным экономическим спадом.

И если спроецировать исторический опыт наших "западных партнеров" на наши реалии, то стоит признать – мы стремимся наступить на те же самые грабли, что и европейцы шестьсот-семьсот лет тому назад. Причем боком нам эти финансовые индульгенции вылазят уже сейчас – по данным Первого кредитного бюро, сейчас каждый пятый заемщик со статусом "реабилитирован" вновь допускает просрочки. В этих просрочках замечены уже больше 280 тысяч человек, получивших в прошлом году реабилитацию, то есть народ жить в системе индульгенций готов. Вот что будет с нашим бюджетом и с нашими банками, если выдача финансовых индульгенций станет в Казахстане такой же регулярной забавой со стороны государства, как в средневековье – вопрос интересный. Ответ на который доходчиво должен доводить до своих подопечных Национальный банк Казахстана, но он пока достаточно спокойно взирает как на выдачу новых кредитов реабилитированным, так и на выдачу кредитов вообще: с апреля 2021 года по 1 марта 2022 года в Казахстане выдано более 2,8 миллиона займов на общую сумму 1,77 триллиона тенге. И если хотя бы треть из них окажутся проблемными, то банки вновь побегут к правительству с просьбой просубсидировать "безнадежных". А потом снова дадут "безнадежным" в долг – и будет это все тянуться по замкнутому кругу, который, по-хорошему, надо было разрывать еще в прошлом году. Когда была на то политическая воля со стороны президента.

Когда базовая ставка – палка о двух концах

Тут ведь есть еще одна опасность здесь и сейчас – в понедельник, 25 апреля Нацбанк страны должен принять решение об уровне базовой ставки в стране, которая с 24 февраля установлена на достаточно высоком уровне, 13,5%. Напомним, что базовая ставка влияет на кредитные ставки коммерческих банков, которые всегда выше этого показателя – и если эту ставку сейчас опустить, то кредиты станут доступнее, и раздавать их банки будут еще охотнее. А при раздаче кредитов всем подряд, включая реабилитированных, есть опасность ускорения того момента, когда наши банки снова придут к государству с протянутой рукой. Кроме того, надо помнить, почему 24 февраля было принято решение о повышении банковской ставки: по ней ровняются и ставки депозитов, которые с подъемом базовой ставки могут повысить банки. И в феврале эта возможность нашим банкам была предоставлена для того, чтобы избежать массового снятия денег населением с депозитов, путем привлечения более высоких ставок по ним. Государство, напомним, также посулило всем сохранившим на своих счетах деньги казахстанцам премию в 10% (если деньги на депозитах пролежат нетронутыми с февраля 2022-го по февраль 2023-го) – и это также был шаг по предупреждению утечки денег из банков.

Так вот, теперь есть сторонники снижения базовой ставки, причем не среди диванных экспертов, а среди членов правительства. В частности, с таким предложением выступает министерство финансов республики, о чем 20 апреля в кулуарах мажилиса заявил вице-премьер – глава минфина Ерулан Жамаубаев. В ходе рассмотрения уточнений в трехлетний бюджет в мажилисе Жамаубаев заявил, что сейчас необходимо пересмотреть механизмы формирования базовой ставки. "Нацбанку совместно с правительством необходимо пересмотреть саму базовую ставку. Базовая ставка влияет на все ставки в экономике - это и ставка по депозитам, по кредитам, по ценным бумагам и так далее. С одной стороны, Нацбанк говорит, что нужно держать ставку на более высоком уровне, дабы удержать уровень инфляции. А мы говорим, что необходимо пересмотреть уровень, поскольку сейчас курс тенге по отношению к доллару стабилизировался, также внешние шоки позволяют оценивать их правильно", - сказал Жамаубаев. Он также уточнил, что сейчас задача правительства - создавать условия для роста экономики, а сделать это без нормальной процентной ставки и привлечь средства для кредитования экономики не получится.

И это действительно так – базовая ставка повышает кредитные ставки не только для населения, но и для бизнеса. Вот и получается, что сейчас Нацбанк – меж двух огней: с одной стороны, удешевлять кредиты для бизнеса необходимо, с другой, система раздачи кредитов абы кому в стране не изжита, и более низкая кредитная ставка количество безнадежных займов вполне может увеличить. Да и отток с депозитов при снижении ставок не исключен, а это сейчас для наших банков – удар под дых. Здесь мнения специалистов разделяются: к примеру, аналитик компании Esperio Нурбек Искаков в интервью редакции Sputnik Казахстан выразил мнение о том, что Национальному банку необходимо снижать базовую ставку, но делать это можно не раньше, чем начнут снижаться инфляционные ожидания потребителей и предприятий, а также сама инфляция в Казахстане. По его мнению, после некоторого дополнительного прироста в апреле-мае инфляция может достигнуть 14-15%, после этого темпы роста цен начнут стабилизироваться на достигнутых уровнях до июня-июля. А затем годовые темпы роста цен должны пойти на спад и к концу 2022 года вернуться к 9-11%. Так что снижать уровень базовой ставки правильнее будет ближе к концу года, до уровня 11-11,5%, считает эксперт.

Пойдут ли родственники акимов по стопам родственников президента?

Между тем, монетарные новости в стране перемежаются с новостями политическими – в середине прошлой недели журналисты поинтересовались у спикера сената Маулена Ашимбаева, будут ли ограничиваться в правах акимы и министры по примеру той реформы, которая проводится в отношении полномочий президента. Ранее глава Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что в стране будут перераспределены полномочия среди ветвей власти с ослаблением института президента. Он считает, что нужно уйти от суперпрезидентской формы правления – и особенно эта реформа нещадна к близким родственникам главы государства, которым запрещается занимать руководящие должности в государственной и квазигосударственной сферах. Журналисты поинтересовались у председателя сената, рассматривается ли возможность введения аналогичных ограничений в рамках конституционной реформы для акимов и министров. Спикер ответил витиевато и расплывчато: "Вопросы, связанные с президентом, рассматриваются в рамках конституционной реформы. В случае с другими людьми, будь то министры или акимы, это должно рассматриваться в дальнейшем. Но в какой форме это будет, сейчас сказать сложно".

Глава верхней палаты парламента уточнил, что сейчас важно формализовать ограничения в отношении президента. "Создана специальная рабочая группа. Наши сенаторы тоже присутствуют в ней. Будут большие изменения в Конституции. Мы рассмотрим все вопросы и в других законах", - заявил Ашимбаев. Напомним, что 18 апреля глава Минюста Казахстана Канат Мусин прогнозировал, что введение ограничений полномочий президента планируется оформить до конца года. А в пятницу президент Казахстана провел совещание по внесению изменений и дополнений в Конституцию, касающихся его инициатив по ограничению своих полномочий. По его словам, рабочая группа уже подготовила необходимые поправки – и вновь заявил, что неспешный стиль работы госорганов сейчас недопустим: обстановка в стране и мире за последние три года кардинально изменилась. "Государственный аппарат должен оперативно, можно сказать, молниеносно реагировать на насущные проблемы. Поэтому предложенные Рабочей группой поправки, позволяющие Правительству принимать экстраординарные акты, обеспечат оперативность в кризисных ситуациях. В связи с этим особенно важна интенсивная работа Парламента. Депутаты должны оперативно рассматривать законопроекты на совместном заседании двух палат. В целом, я поддерживаю все изменения и дополнения, подготовленные Рабочей группой", – заявил глава государства.

Так что тому же Сенату придется ускориться, когда ему внесут на рассмотрение ограничения, касающиеся акимов и министров. Тем более, что вопросом о компетенции наших руководителей регионов уже задался премьер-министр Казахстана Алихан Смаилов в рамках своей рабочей поездки в Западно-Казахстанскую область, где он провел совещание по вопросам социально-экономического развития региона. В ходе совещания глава правительства остановился на одной из главных нерешенных проблем области. "Вы знаете, что накануне Президент, прочитав статью "Күре жолдағы күрсініс" в газете Egemen Qazaqstan, дал поручение мне и руководству области оперативно принять все необходимые меры по исправлению ситуации с состоянием дорог. Гали Нажмеденович, ровно год назад ваш заместитель, курирующий эту сферу, по поручению Президента был освобожден от занимаемой должности. Прошел год, но ничего не изменилось. Почему для качественного и быстрого решения проблем региона обязательно необходимо вмешательство Президента?" - обратился к акиму области Алихан Смаилов. Искалиев ответил, что основная причина неудовлетворительного состояния дорог связана с недостатком финансирования и влиянием пандемии. По его словам, в прошлом году было отремонтировано 330 километров дорог местного значения. Продолжается работа по ремонту автодороги, связывающей областной центр с Казталовским, Жанибекским и Бокейординским районами. Уточняется, что в этом году на эти цели предусмотрено 15 миллиардов тенге.

По итогам заседания Алихан Смаилов дал поручение министерству индустрии совместно с акиматом до конца года повысить уровень местных дорог в нормативном состоянии с 39 до 46%. Погорел в итоге на автодорогах Западного Казахстана только вице-министр индустрии и инфраструктурного развития Берик Камалиев, которого постановлением правительства освободили от занимаемой должности за несвоевременное исполнение поручений президента по ремонту автодорог в ЗКО. Отметим, что еще в 2019 году Токаев назвал одной из ключевых задач модернизацию транспортно-логистического потенциала этого региона, в котором 70% дорог находятся в плачевном состоянии. После публикации материала, президент Казахстана в очередной раз потребовал незамедлительно решить проблемы с дорогами в Западно-Казахстанской области. Так что нынешняя поездка с инспекцией Алихана Смаилова наглядно показала, что на одни и те же грабли в стране наступают не только банкиры.

Самрук отказывается от заимствований в России

На прошлой же неделе стало известно, что санкции в отношении российских банков скорректировали планы национальной компании "Самрук-Казына" в части привлечения финансирования российских компаний, о чем рассказала управляющий директор по экономике и финансам – член правления АО "Самрук-Казына" Назира Нурбаева. "Раньше финансирование в рублях было очень актуальным для компаний фонда, потому что ставка финансирования, которая была установлена Центробанком России, была достаточно привлекательная, и многие компании, которые имели займы в твердой валюте, рефинансировались зачастую в рубли для того, чтобы снижать свои валютные риски. Но сейчас ситуация изменилась: изменилась стоимость финансирования в рублях, значительно выросли санкционные риски в отношении российских банков, и, следовательно, в настоящее время финансирование в рублях больше не рассматривается", - заявила она. В общем-то, ничего личного, только бизнес, но, с другой стороны, Россия рассчитывает на рост товарооборота с Казахстаном и полную реализацию всех совместных проектов, несмотря на санкции Запада, сообщило на этой же неделе министерство иностранных дел России.

Российский МИД отметил, что в 2021 году, по сравнению с 2020 годом, взаимный товарооборот увеличился на 34,4% – до рекордных 25,6 миллиарда долларов, российские поставки в Казахстан увеличились на 31,7% (до 18,5 миллиарда долларов), поставки из Казахстана в Россию увеличились на 41,9 % (до 7,1 миллиарда долларов). "Несмотря на санкционное давление Запада, есть все основания рассчитывать на сохранение такой динамики и реализацию текущих совместных проектов в полном объеме", - говорится в заявлении ведомства, приуроченном к визиту главы МИД Казахстана Мухтара Тлеуберди в Москву. В общем-то, пока все идет к этому: тенденция прошлого года по увеличению товарооборота в январе-феврале 2022-го продолжает сохраняться, Россия и Казахстан по итогам первых двух месяцев наторговали между собой на 3,5 миллиарда долларов, что на 24,7% выше, чем за аналогичный период предыдущего года ($2,8 миллиарда), сообщает пресс-служба министерства торговли и интеграции Казахстана. Так, экспорт из Казахстана в Россию за январь-февраль 2022 года вырос на 32,5% и составил $1,1 миллиарда: рост экспорта в Россию обусловлен увеличением поставок туда продукции из металлов. Импорт в Казахстан из России за январь-февраль 2022 года вырос на 21,4% и составил $2,4 миллиарда. Так что некоторая заморозка на квазигосударственном уровне компенсируется ростом сотрудничества на уровне производственном, который понадежнее денежных заимствований.

Одновременно заместитель председателя Нацбанка Казахстана Виталий Тутушкин заявил, что это ведомство намерено снижать влияние рубля на тенге. Во время обсуждения проекта закона о республиканском бюджете на три года депутат Канат Нуров заявил о необходимости принятия мер для снижения зависимости нацвалюты от резкого колебания российского рубля. Зампредседателя Нацбанка Виталий Тутушкин согласился, что текущая волатильность курса тенге обусловлена не только геополитическими факторами и обстановкой на внешних рынках, а проблема еще усугубляется ситуацией в России, которая находится под санкциями, при этом являясь крупнейшим торговым партнером Казахстана. В качестве противовеса Нацбанком сейчас ведется работа по повышению и упрощению доступа иностранных инвесторов на отечественный фондовый рынок, проведена работа по созданию инфраструктуры для их входа на рынок государственных ценных бумаг. Это, по словам замглавы Нацбанка, позволит обеспечить приток денег иностранных инвесторов на внутренний рынок, что увеличит предложение иностранной валюты – и ослабит привязку только к рублю. Кроме этого, финрегулятором ведется работа по включению государственных ценных бумаг Казахстана в международный индекс JPMorgan, что также повысит узнаваемость казахстанских государственных ценных бумаг и интерес к ним со стороны иностранных инвесторов.

В общем, публично не шарахаясь от рубля, мы пытаемся сблизиться с западными инвесторами, то есть исповедуем ту же многовекторную политику, что и прежде. Только сейчас она становится более интенсивной, чем раньше. Ну, и кое-кто нас уже рассматривает в качестве окна – не в Европу, конечно, туда мы можем стать окном только транзитом через Россию, а в Центральную Азию. В качестве такового входа для доминиканских и латиноамериканских продуктов на рынки Центральной Азии нас рассматривает посол Доминиканской Республики в Москве Ханс Данненберг Кастельянос. "Казахстан мог бы стать окном в Центральную Азию для доминиканских и латиноамериканских продуктов. Это рынок с 18 миллионами человек с высокой покупательской способностью", - цитирует дипломата РИА Новости. Кастельянос, который представляет Доминикану в России и странах СНГ, в четверг передал верительные грамоты президенту Казахстана: дипломат отметил, что за последние годы произошло политическое сближение между Доминиканой и Казахстаном благодаря подписанию соглашений в различных сферах, в том числе в энергетике и туризме. Ну, и выдал речь про окно в ЦА – что ж, Петр в России тоже начинал с организации потешных полков…

Где реабилитация оправданна

Впрочем, чтобы торговать хотя бы с той же Доминиканой, надо поднять свой бизнес, который то коронавирус подточит, то геополитика подорвет. В этой связи примечательно, что правительство регулярно проводит совещания по дополнительным антикризисным мерам, последнее из которых состоялось в минувший четверг. На нем было предложено ввести ряд новых мер поддержки, чтобы стимулировать развитие отечественных компаний и снизить административную нагрузку. Например, в рамках госзакупок предложено не включать в Реестр недобросовестных поставщиков те компании, которые столкнулись с форс-мажорными обстоятельствами: закрытие логистических коридоров, срыв поставок и так далее. Главное условие – они должны исполнить свои обязательства, сообщила пресс-служба премьер-министра. Также предлагается увеличить размеры государственного субсидирования страховых премий для поддержки сельхозпроизводителей: на заседании было поддержано предложение по расширению льготного лизинга сельхозтехники отечественного производства. Премьер-министр положительно оценил озвученные предложения, поручив проработать вопросы их реализации – то есть реабилитация у нас идет не только по заемщикам, и вот там она вполне оправданна.

Правда, количество претендентов на реабилитацию в бизнесе у нас весьма обширна: на прошлой неделе Национальная палата предпринимателей "Атамекен" назвала те отрасли, где бизнес в Казахстане больше всего сталкивается с проблемами. В топ-5 проблемных отраслей входят закупки, медицинская и фармацевтическая деятельность, финансирование и кредитование, торговля и налогообложение. "Вопросы охватывают 18 различных отраслей. Больше всего вопросы касаются сферы госзакупок, АПК, торговли, здравоохранения, финансов и так далее", – сказал и.о. председателя правления НПП "Атамекен" Нариман Абильшаиков на заседании правительства. По данным министерства национальной экономики, одной из проблем осуществления предпринимательской деятельности является громоздкая регуляторная система и излишняя административная нагрузка. Для решения этой проблемы в конце 2021 года в Казахстане принят закон по вопросам внедрения новой регуляторной политики в сфере предпринимательской деятельности.

Работа по пересмотру требований для бизнеса будет проходить в два этапа. На первом этапе, в 1-м полугодии 2022 года, планируется обеспечить пересмотр регуляторных требований в четырех приоритетных отраслях – это сферы торговой деятельности, транспорта, сельского хозяйства, услуги общественного питания и проживания. Охват субъектов малого и среднего предпринимательства в данных сферах составит порядка 60%. На втором этапе, во 2-м полугодии 2022 года и в 2023 году, будет обеспечен пересмотр требований к бизнесу в остальных отраслях: здравоохранение, строительство, промышленность. "Таким образом, будет сформирован реестр обязательных требований, который позволит применить метод "регуляторной гильотины" в отношении требований, негативно влияющих на бизнес-среду. Будет осуществлен переход от проверок и наказания к профилактике правонарушений посредством автоматизации госконтроля", – заявил первый вице-министр национальной экономики Тимур Жаксылыков. По его словам, это позволит упорядочить и сфокусировать органы контроля и надзора на проблемных субъектах бизнеса, а также кардинально снизить нагрузку на бизнес и придать импульс развитию деловой активности. Теперь главное, чтобы эти планы не остались на бумаге, как планы государства по программе "Цифровой Казахстан", вокруг которой сейчас разворачиваются информационные войны.

Ситхи против джедаев в государственных компьютерах

Эти информационные войны на информационном же поле напоминает борьбу ситхов и джедаев в киноэпосе "Звездные войны" Джорджа Лукаса, философия которого свелась в итоге к тому, что обе противоборствующие стороны по сути своей – одна и та же часть тела, только в профиль. Киноэпос "Цифровой Казахстан" начался в середине апреля, когда президент принял председателя Счетного комитета Наталью Годунову. А та доложила ему об основных итогах работы высшего органа аудита за I квартал 2022 года, в частности, представила промежуточный аудит государственной программы "Цифровой Казахстан". Ознакомившись с которым, глава государства дал поручение по реформированию Национального инфокоммуникационного холдинга "Зерде", который на сегодняшний день не является достаточно эффективным (это мнение президента основывалось на представленном СК отчете).

После этого в прокат вышла вторая часть эпопеи под названием "Империя наносит ответный удар": 20 апреля министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана Багдат Мусин выразил согласие с предложением реформировать холдинг "Зерде" в случае необходимости реформы. "Если вопрос стоит в реформировании, нам задание только пришло. Сейчас мы будем рассматривать и предлагать правительству наиболее эффективный способ", - сказал глава министерства. А потом заявил, что в целом эффективность компаний, которые входят в холдинг, возросла – и вообще, сейчас около 15 компаний в Казахстане занимаются цифровизацией, и участие разных компаний усиливает процессы цифровизации. В общем, намек на скороспелость выводов СК относительно нашей цифровизации был хоть и легким, но прозрачным: мол, ежели прикажут, то возьмем под козырек и пойдем реформировать, однако ж они и сами неплохо с реформами справляются.

Ну, а в четверг председатель правления нацхолдинга "Зерде" Арман Абдрасилов добил публику заявлением, что полностью согласен с выводами аудита Счетного комитета по неэффективному использованию средств, выделенных на цифровизацию в период с 2013 до 2020 года. Но вот с 2020 года с неэффективностью в холдинге как отрезало, ибо именно с этого времени г-н Абдрасилов и ставит себе задачу по исправлению сложившейся ситуации и искоренением коррупции, совпавшую с его назначением в "Зерде". "Работа в этом направлении велась в виде открытого диалога с поставщиками и прозрачности процедур закупа. То есть приглашались потенциальные поставщики, с которыми в присутствии Службы комплаенс буквально оговаривалось следующее: "забудьте об "откатах", они нам не нужны, наше условие – просто дайте нам максимальные скидки, а мы со своей стороны гарантируем вам прозрачность процедур". И положительный эффект от этой работы не заставил себя долго ждать, что выразилось в получении экономии на несколько миллиардов тенге. Таким образом, всего за полтора года мы смогли в 5 раз увеличить экономию холдинга. И это при том, что скорость каналов связи между Data-центрами была увеличена в 20 раз, а до конца текущего года будет увеличена в 200 раз. Это часть нашего плана модернизации – 90 Мб/с сети в 400 Гб/с на фоне экономии", – сказал он.

В холдинге считают, что этот результат – рост с 2020 года производительности с меньшими затратами – в СК могли бы и отметить при визите в "Ак Орду". Арман Абдрасилов подчеркнул, что внутренний аудит документально обосновал ежегодный вывод денег в размере 5 миллиардов тенге из группы компаний холдинга за 2018-2020 годы, в общей сложности аудит указал на выведение 16,5 миллиарда тенге с подозрением на коррупцию. "Однако, несмотря на очевидную необходимость передачи дел в следственные органы, мне не дают этого сделать с ноября 2021 года. Каждый раз, когда на совет директоров холдинга выносится данный вопрос, он отклоняется под разными предлогами. Последняя причина – "не успели изучить материалы, нужно еще время". Конечно, если такие подходы к искоренению коррупции востребованы, то эту практику можно тиражировать и в госсекторе", – считает Абдрасилов. Он отметил, что холдинг планирует использовать полученную экономию, образовавшуюся вследствие искоренения коррупции, на финансирование задач развития ИКТ инфраструктуры.

"Для ускорения реформирования холдинга я открыт к предложениям от IT-руководителей государственных органов, подведомственных организаций и участников IT-рынка. В этой связи холдинг готов взяться за рассмотрение, поддержку и реализацию тех предложений и идей, которые дадут высокую эффективность для страны в целом и для отрасли в частности. Если такая эффективность не нужна госаппарату, я готов написать заявление и вернуться в бизнес и открытый рынок, где она ценится", – подытожил он. В общем, заявления г-на Абдрасилова насчет накопленного компромата на прежнее руководство указывают на то, что отечественные "Звездные войны" не закончены – и могут растянуться почище своего американского прототипа. Только чем дольше эти войны будут длиться, тем меньше шансов на то, что "Зерде" будет работать нормально, потому что одновременно и воевать, и работать полноценно ни у кого на этом свете еще не получалось.

Очередной урок пиплу от блогеров

Главным событием прошлой недели можно считать бучу, которую подняли десятки алматинцев, которые обвинили двух казахстанских блогеров в мошенничестве. Они приобрели за полмиллиона тенге курсы, которые должны были научить их новой профессии, но, по их словам, обучение так и не удалось довести до конца, сообщает Almaty.tv. В частности, алматинка Ерке Турлы приобрела в рассрочку курс продюсирования, но заверяет, что половину обещанного курса она так и не прошла. "Курс рассчитан на 70 дней. Однако мы проучились лишь 40 дней. Автор проекта не выполнил своего обещания. А ведь сколько человек приобрели курс, взяв деньги в рассрочку", – говорит Ерке Турлы. Еще 20 человек, которые проходили обучение вместе с ней, пришли в офис компании, чтобы вернуть деньги за неоконченные курсы. "Это компания Pro-land. Офлайн-курс стоит 500 тысяч тенге. Нам сказали, что проект невыгоден, якобы потому и закрываются. Мы просили вернуть деньги. Но на связь они не выходили. В офисе мы не застали руководителей. Пришлось вызывать полицию и писать заявление", – рассказала Газиза Байдаулет. Некоторые из собравшихся также жалуются еще на одного блогера. По их словам, полученная информация в рамках курса оказалась неэффективной.

"Мы приобрели курсы Жулдыз Акболат. Они просто обманули. А сколько таких людей и в других регионах Казахстана, которые доверились и сейчас остались ни с чем", – делится своей печалью Зарина Мадибекова. Однако представитель автора обучающего проекта заверяет, что все в рамках заключенного договора, и результаты курса зависят от самого ученика. "Курс состоит из 8 модулей, они прошли 6 модулей. 7-8-й модули они не проходили. Отчет не предоставляли. Есть студенты, которые прошли обучение, но задания не выполняли. Компания свои обязанности выполнила. Мы также ожидаем, чтобы студенты свои отчеты сдавали", – ответила юрист Салтанат Диханбаева. По данному факту в департаменте полиции провели расследование и рекомендовали разрешить спор в суде. Поясним, что блогер Жулдыз Акболат на протяжении трех лет проводит дорогостоящие курсы по навыкам продюсирования. За это время свыше 20 тысяч человек прослушали ее курсы и получили соответствующие сертификаты – и вот теперь вопрос на засыпку к блогеру, ее ученикам и министерству труда и социальной защиты населения: кого у нас могут продюсировать 20 тысяч продюсеров? У нас по всему Казахстану насчитывается такое количество артистов, музыкальных групп и театральных трупп, чтобы на 20 тысяч продюсеров пришлось хотя бы по одному подопечному?

Тут вопрос даже не к качеству обучения, а к тому, можно ли вообще потом зарабатывать на полученной от блогера профессии. Здравый смысл подсказывает, что нет, но здравым смыслом у нас практически никто не руководствуется. Ибо если бы им кто-то руководствовался, то банки не выдавали бы новые кредиты только что реабилитированным по фактам задержки оплаты предыдущих займов людям. А сами эти люди не несли бы свои деньги блогерам на фоне еще не утихнувшего скандала с рекламой ими финансовых пирамид. На прошлой неделе стало известно, что в Казахстане взяты под стражу четыре организатора финпирамид Astex, ACD technology и Mudarabah capital, в их числе вайнеры Мейржан Туребаев и Мейирхан Шерниязов. Ранее они были признаны подозреваемыми по уголовному делу, расследуемому в следственном управлении департамента полиции города Алматы по части третьей статьи 217 Уголовного кодекса (Создание и руководство финансовой пирамидой).

По версии следствия, с момента открытия данные финпирамиды позиционировали себя как успешные организации в области сверхдоходных инвестиций. Для привлечения средств с гражданами заключались договоры, а деньги направляли якобы для участия в тендерах и госзакупках. От указанной деятельности вкладчикам обещали дивиденды до 20% ежемесячно. При этом фактически они не участвовали в тендерах, а дивиденды выплачивали за счет новых вкладчиков – по уголовному делу в отношении данных организаций признаны подозреваемыми 14 лиц, в том числе и названные блогеры. В целях возмещения материального ущерба, причиненного потерпевшим, следователями наложены аресты на имущество подозреваемых, расположенное в городах Алматы и Нур-Султан, а также в Алматинской области, которое зарегистрировано как на самих подозреваемых, так и на их родственников: четыре земельных участка, 10 квартир, пять частных домов, два автомобиля, один магазин. Также наложен арест на расчетные счета компаний.

На прошлой неделе одна из вкладчиц ОО "Mudarabah capital" попыталась совершить самоподжог у здания МВД в столице, сейчас она находится в больнице в тяжелом состоянии. Тем временем, блогер Мейржан Туребаев успел опубликовал в соцсетях видео, где попытался объяснить свою причастность к финансовой пирамиде Mudarabah capital: по словам актера, он сам является потерпевшим, но никак не организатором, поскольку, с его слова, в составе учредителей он был лишь номинально и денег вкладчиков не получал. Более того, по его словам, он сам вложил 10 млн тенге, которые так и не смог вернуть. "Мое участие в компании обусловлено искренней верой в халяльность деятельности компании Mudarabah. До моего вступления Mudarabah строила мечети, занималась благотворительной деятельностью, что и расположило мое доверие. Если бы я знал, что это финансовая пирамида, то я ни за какие деньги не рекламировал бы", - заявил Туребаев. И, опять же, по его словам, он не знал, что уже в октябре 2020 года Агентство по регулированию и развитию финансового рынка направляло в полицию рекомендацию проверить деятельность Mudarabah capital, так как там имелись все признаки финансовой пирамиды.

Больше того, Туребаев перешел в атаку – и обвинил правоохранительные органы в том, что те не смогли пресечь деятельность Mudarabah Сapital, из-за чего еще больше людей оказались обманутыми, а он сам попал в такую сложную ситуацию. Сейчас вайнер пытается добиться переквалифицировать себя из подозреваемых в потерпевшие – в общем, тоже требует реабилитации. И вот отчего-то кажется, что чем чаще государство эту самую реабилитацию будет проводить, тем больше у нас будет семей с доходами ниже прожиточного минимума: как сообщает агентство Ranking.kz, в четвертом квартале прошлого года в стране количество домохозяйств, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, увеличилось на 9,9% за год, до 154,4 тысячи. В них проживало 928,3 тысячи человек — на 8,1% больше, чем годом ранее. Кроме того, 2,4 тыс. домохозяйств в четвертом квартале 2021 году имели доходы ниже даже стоимости продовольственной корзины, при этом новый старый министр труда и социальной защиты населения Тамара Дуйсенова, которая уже руководила этим органом, назвала главные вызовы для рынка труда в Казахстане до 2030 года. Главным из которых является недостаточная генерация в страны рабочих мест, поскольку главным работодателем в последние годы является государственный и квазигосударственный сектор, а частный сектор особыми успехами в трудоустройстве не блещет. И если эта диспропорция не будет устранена в ближайшее время, количество желающих стать продюсерами не снизится.

Андрей ЛОГИНОВ, Нур-Султан